Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

детство

Да не оскудеет рука дающего

Попросили перепостить. Это Дальний Восток. Можно по-разному относиться к церкви, можно никак не относиться, но... это Дальний Восток). Папина родина. А еще для многих церковь - это поддержка и вдохновение жить. И автор блога ведет клуб для мальчишек, учит мальчишек из бедных семей быть мужчинами. Поэтому - перепост и помощь приветствуются.
Оригинал взят у fater_varus в Да не оскудеет рука дающего
Назрела необходимость обновления пасхальных облачений Престола, Жертвенника, Завесы, аналойников и иерейского облачения. Часть средств удалось отложить. Нужно еще 11000р. Самим нам эту сумму не собрать. Нужна помощь благотворителей. Любая ваша помощь важна.
Надеюсь на вашу помощь, друзья, и перепосты в ваших блогах.
Спаси, Господи!


Яндекс-кошелек: 41001384808069

Карта Сбербанка 4276380021840306



promo dobriydoktor august 20, 2013 20:40 11
Buy for 50 tokens
Иду снова с бисером синим Лукошками заняты руки И снова товарищи свиньи Приветствуют радостным хрюком. Это мне подарили ​*хвастаеццо*. А этим - ответили в комментариях: Porco порции ждет ежедневной, Margaritas по нраву ему, Не расстроишь тирадою гневной, Пни скорее его по... в... корму... :)…
детство

Морозко

Вот такую сказку мне прислал Александр Иванов. Наслаждайтесь!))

Вот вас, господин дознаватель, интересует, как было то все. Да что и как. Можно, ох можно теперь рассказать. Свояка то нет моего. Так что можно теперь.
Так было дело-то. Да. Была у меня жинка. Почитай, 15 годков прожили-то мы с ней. Ничего, хорошая баба была. Собой красива, ласковая, да работящая. Дочка-то моя, Настенька, вся в неё. Да Вы , господин хороший, сами ее видели. Теперь-то расцвела она, лютовать-то некому стало.
Но … обо всем по порядку.
Померла когда Матрена – это первая то моя, горевал я, конечно, сильно, но что делать, слезами горю не поможешь, а в нашем-то крестьянском хозяйстве без бабы никак, да и мужик-то я еще справный, что ж теперь – по вдовам блудить? А тут приглянулась в Ключах – это 10 вёрст от нас вдовица одна. Как-то на ярманку ездили мы, там я её и увидел. Ну, то - сё, поговорили мы. А потом и привез я её к нам с дочкой ... ейной. Не послушал людей, дурак старый. А люди-то все-таки не зря болтают. Поговаривают, не просто так ейный мужик-то помер, ох, не просто. Но поначалу она и ласковой, и заботливой была, и Настеньку не обижала. А потом как с цепи сорвалась -  и то ей не так, и это. Сама с утра делов Настюхе моей надает, и весь день токмо бранится, а свою дурынду одеяльцем укроет пуховым: "Спи, доченька, устала, всю ночь глазок не сомкнула".
Конечно, не сомкнула. Всю ночь орехи трескала, ровно белка какая. Что за моду взяла – ночью орехи жрать. Сядет на печи, мешок лесных орехов под бок. Орех в зубы – и хрясь себя снизу по морде – орех и колется. И так полночи хрустенье, быдто вурдалак кого-то жрет, да по сути и есть они вурдалаки, кровь из нас стока лет пили. Как-то надоело мне все это – подмешал я к орехам лесным камушков речных, голышек, водою обкатанных. В темноте-то не видно... Пару зубов сломала, избавилась от привычки этой.
Все, все, господин дознаватель, не отвлекаюсь. Так вот, все сильнее лютовать мачеха над Настенькой начала. А тут вообче что удумала:– "Отвези, - говорит – чушку свою деревянную до лесу  и оставь там, надоела она мне". Если бы по честному, я бы охотнее супружницу свою до ближайшей проруби отвез, вместе со щелкунчиком этим запечным, поперек горла они мне уже были, осточертели хуже редьки с васаби. Но… родня у неё в Ключах немаленькая, и оттого она распоясалась. Пошел в кабак я, сижу, думу думаю. И тут свояк мой заходит. Хороший у меня свояк – веселый, башковитый, но не жаден при этом, последнюю рубашку с себя отдаст – от того и жили небогато, но хорошо у них в семье было, ладно.
Пытать он стал меня: что, да как. Ну, поделился я горем своим с ним. Говорю: "Настенька уж  невеста у меня, и приданое немалое я ей потихоньку скопил, а эта змеища подколодная мало того, что женихов отваживает, так и на приданое-то лапу враз наложит. Ничего не боится. Ни сраму, ни укоров людских. "Погоди, - тут свояк мне говорит, -- людей не боится … а … хозяина-то нашего тоже не испугается?" А надо сказать: батюшку-то нашего, Мороза, в краях наших все больше не по имени, а Хозяином кличут. Суров ндрав у него, ох, суров. И вот так назвать его – а ну вдруг услышит и осерчае?! Да Вы  сами знаете – вон, когда вдова Фатея богатею нашему Морозкой пригрозила, когда он её с малыми ребятами притеснять начал – задумался, небось, сволочь толстомордая, прижал, поди, хвост-то? Это людям можно денег сунуть и творить что хошь – а с Хозяином-то шутки плохи. Конечно, и то, что мы сотворили – грех великий перед Хозяином, но выбора-то не было.
Так вот и говорит мне сват : " А если приданое Морозко ей подарит - как, побоится она захапать?"
- Ты, что, --  говорю, -- об притолоку на входе стукнулся? С чего бы ей приданое Хозяин-то дарить будет – что он, сродственник нам?
А он стал мне говорить такое, что у меня аж ноги сидючи подкосились – ну, голова, ох, голова!!!
Так и порешили по-сказанному. Отвез я Настюху свою в лесок по-мачехиному указу, оставил там, вернулся. А в подлеске уж свояк дожидался с шубейкой и сундуком. Было-то все как люди бают – свояк у меня мастер изобразить кого хошь . Да еще девка-то моя Настенька … не то, чтобы глупенькая – но душонка у неё открытая, доверчивая. А опосля как она настоечки согревающей хлебнула, что свояк во фляжке захватил – так тута можно не токмо в Морозку поверить, … свояк мой разок опосля неё с охоты ворона припер – орал, что глухаря добыл и все бабе наказывал супу с него сварить …
Дальше сами знаете: привез я её наутро. Мачеха то как увидела, так чуть разума не лишилась – точнее, все-таки лишилась, раз сделала то, что сделала. Орать начала, чтобы я её чучелко родненькое в лес отвез. А я ж не душегуб какой. Не стал. Так она по своему поняла, что не хочу я дочке ейной счастья. И тока я со двора – они – в сани, и понеслись на то место. Настенька то по-глупости и доброте душевной все им и выложила. Дальше  что рассказывать … как вернулась она к доченьке своей, что уже как стекло звенела – морозец-то лютый в ту пору был, - так умишком то сразу и тронулась. Кто ж знал, что так повернется? Не хотели мы со свояком этого. Но тут сами они через злобу свою и жадность и напоролись.
Отчего я Вам это рассказываю и не боюсь? Так помер мой свояк – третью седьмицу как утонул в озере – говорил все про русалку какую-то. Умерла его жинка-то родами. Тосковал сильно. На озере было у них место любимое с жинкой, там, наверное, русалку-то и увидел. А как привидется кому русалка – не жилец тот больше, ох, не жилец. Так что никому вреда от рассказа моего не будет. Мне не страшно – старый я уже, Настенька моя в семью хорошую пристроена. Добрый молодец, и любит он её, и семья вся на новую невестку не нарадуется. А тут уж вы сами решайте что делать-то дальше, как совесть вам ваша подскажет. Вот только по глазам вижу вашим – не очерствели вы ещё на работке-то вашей. Оттого и рассказал все как на духу. Верю, правильно сделаете. Знаю, да и все знают, отчего прислали вас. Титыч-то наш, мироед местный, испужался сильно, как вдова ему пригрозила Морозкой. А с начальством вашим он вась-вась: то гусей, то уточек с возками отправляет. Только не по совести он со вдовой-то, ох, не по-совести. Давно долг тот отдал её муж, только свидетелей нет, уж мы-то знаем, просто заступиться за неё некому. Но найдется и на него свой Морозко.
Старик давно ушел, а «господин дознаватель» все сидел в задумчивости. Затем встал и решительно направился к богато отделанному двуэтажному дому.
- Тут такое дело, Нил Титыч, разговаривал с людьми я, со всеми, кто хоть что знал, поговорил. И с самим отцом Настенькиным беседовали. Застращал я его по-всякому, правду велел говорить. Выложил он все как есть. Что - говорить не буду, есть сие следствия тайна. Только так я тебе скажу: не ночуй зимой в лесу, или со вдовой помирись по хорошему.
детство

Так ли страшна опека, как ее малюют?

Почему-то стало очень много (на мой взгляд) ситуаций с отбиранием органами опеки детей. Я в свое время более-менее плотно с этими органами общалась и вот как-то совсем не замечала за ними пристрастия вешать на себя лишние хомуты в виде детей из благополучных семей. Может, сейчас что-то изменилось? Хотя люди ведь те же. С другой стороны, я знаю множество случаев, когда детей забирать надо. И с третьей стороны, сейчас много говорят о жестоком обращении с детьми и как детей, якобы, учат "стучать" на родителей. Не зная ситуации непосредственно, судить трудно, СМИ истерию нагнетают, помощи и сочувствия требуют, причем немедленно и безоговорочно (а я не люблю сочувствовать, когда на меня давят - не мой стиль), родителей жалко, детей жалко... А что же на самом деле?

Нам повезло, мимо нас проходил специалист, и мы воспользовались случаем. Обсуждался и вопрос о "горячей линии для обиженных детей" - чем это чревато и что с этим делать.

Вот что получилось:

Школьный преподаватель задала вопрос:
"У нас недавно на родительском собрании в школе у дочери выступала милейшая женщина из КДН. Вместо её речи мы в итоге её закидали вопросами про ЮЮ. И оказалось - не прописано в законе, с какого возраста можно ребёнку одному выйти на улицу, с какого - одному остаться дома. И ещё многое другое - не детализировано. Мне вспомнились рассказы родственницы про подробнейшие законы по этому поводу в США, позавидовала, честно говоря. У нас же получается - закон что дышло.

У меня в связи с этим два вопроса про прямо противоположные ситуации:
1.Если я понимаю, что ситуация в семье моего ученика как минимум странная, возможно - угрожающая ему, где скорее ребятёнок найдёт реальную помощь: чтобы не тёти из ЮЮ пришли выполнить план по лишению родительских прав, а семье толком помогли. Есть ли хоть одна нормально работающая организация?
2.Если наоборот: семья нормальная, но они волей случая попали под прессинг этих самых тётей, как юридически грамотно отбиваться родителям? Как вести себя, если ломятся в дверь с участковым и прочее?"

Отвечает помощник прокурора Ольга Авджян:
"На самом деле,человеческий фактор здесь очень значим в обеих ситуациях-работа органов опеки зависит от работы и отдельно взятых.В целом,если Вы заметили проблемы в семье-во-первых,органы образования и здравоохранения,как субъекты профилактики,могут поставить такую семью у себя на учет и как-то понемногу контролировать.Если к ребенку применяется физическое насилие-обязательно в милицию-ОПДН!Если иные формы-органы опеки,в КДН,одновременно лучше и в прокуратуру.

В любом случае неплохо бы привлечь к работе со странной семьей соцпедагога,психолога.
Во второй ситуации-дверь участковому лучше все же открыть.Даже если они получили от кого-либо сигнал,это не значит,что сразу приедут дяди и заберут ребенка.Отобрание возможно только на основании акта обследования жилищно-бытовых условий с последующим заключением о том,что ситуация в доме угрожает здоровью и жизни ребенка.Это не просто-должны быть очень веские и очевидные факты.

Если все же произошло 'недоразумение',мягко говоря,с отобранием-бежать и бить во все колокола по факту незаконных действий-все органы профилактики,прокуратура,и если нервов и сил хватит,в суд.Если нарушения были,пусть даже процессуальные,то неизбежна ответственность виновных лиц.
Если просто пришли люди в погонах,тети разные-не пугайтесь,ведите себя уверенно,будьте уравновешенны.Обязательно узнайте,с чего вдруг,по какому поводу.Без совсем уж оснований-разговор короток.
В худшем случае-сходите на КДН.

Пока практика показывает,что чаще не все неблагополучные семьи состоят на учете и находятся под контролем,чем на учет ставят и достают нормальную семью.Недоразумения встречаются,но редко и не доходят до крайностей.
Насчет этой горячей линии для детей,пока не совсем ясно,что за зверь...Увы...В любом случае,паниковать пока оснований нет."

Так что вот вам мнение специалиста, думайте и рассуждайте. И не забывайте убирать в квартире, стирать и кормить детей.