Category: еда

promo dobriydoktor август 20, 2013 20:40 11
Buy for 50 tokens
Иду снова с бисером синим Лукошками заняты руки И снова товарищи свиньи Приветствуют радостным хрюком. Это мне подарили ​*хвастаеццо*. А этим - ответили в комментариях: Porco порции ждет ежедневной, Margaritas по нраву ему, Не расстроишь тирадою гневной, Пни скорее его по... в... корму... :)…
детство

А это уже явная звезда

Пришла на прием дамочка сорок какого-то года рождения (когда я поймаю того, кто придумал семейную медицину, смерть его будет очень долгой и мучительной). За два дня до этого она сдала анализы, и они попали ко мне раньше дамочки. Первое, что я спросила, изучив их: "А она еще жива?"
Collapse )
детство

(no subject)

В общем, женщины и цветы - тема вечная, неисчерпаемая и... одинаковая.
Хозяйственно-строительный супермаркет. Обход традиционно начинаем с "растительного отдела".
- Нет, я брать ничего не собираюсь, я только посмотрю, а вдруг у них что-то интересное, такое, что ах!
Муж согласно сворачивает к боковому входу. Действительно, какая разница, откуда заходить.
Садовые светильники, фигурки, горшки, выход близко... и...
-Ой. Мне же настурции нужны. Я сейчас, они недорогие.
- Ррррыы, - реагирует муж, но поздно. Я уже стаскиваю пакетики с настурциями, попутно прихватив два пакетика георгин. И смотрю умоляюще:
- Ну, я их в ящики посажу, на окно. Они дешевенькие. (на даче же сажать бессмысленно - все равно не увижу).
Уходя от стоек с семенами, наблюдаю сценку:
Семейная пара приближается к этой стойке, женщина повторяет:
- Мне только овощи нужно, сейчас, только овощи, я цветы не буду смотреть... - Они идут навстречу нам, как раз с той стороны, где семена овощей. Почти дойдя до них, она резко поворачивает и как зомбик идет дальше - к семенам цветов. Ее муж сделал вид, что не заметил манёвра.
Вирус, да?
детство

(no subject)

Ну да, сегодня парад звезд. Наверное.
Ребенку 11 месяцев. Искусственник в силу некоторых причин.
Весит 13,8 кг.
- Сколько раз в день вы его кормите?
- 6 раз
Мои брови начинают путь к затылку.
- Зачем так часто?
- Ну, мне же сказали: часто и понемногу.
Ну, да, было дело. Когда ему был месяц, она его кормила 3 раза в сутки по 100 грамм и мы чуть не получили гипотрофию, но вовремя спохватились и заставили ее кормить чаще.
Нет, не думайте, мы каждый месяц контролируем частоту кормлений и их состав, рассказываем, как надо, но... Мамашки слышат только то, что хотят. Все остальное - "а мне не говорили". Даже если под записью о том, чего "не говорили", стоит ее подпись.
- По сколько кормите?
- Ну, утром у нас кашка овсяная, на молочке.
- Сколько? - я, кажется, сейчас начну рычать. Жарко, приема ждет мамашка с месячным младенцем, а эта растягивает слова, играясь в промежутке между ними с младенцем...
- Ну, грамм 200. Я молока стакан лью.
Я сжимаю зубы:
- Дальше.
- Потом творожок.
- Сколько?
- Чуть-чуть совсем, немножко.
- Сколько?
- Я же говорю: чуть-чуть, 50 грамм. Ну, с вареньем там... Потом бананчик. В три часа - супчик. Вечером - картошечка с мясом. Он смесь только на ночь пьет.
Ага, смесь, значит, у нас - основная причина избыточного веса...
В общем, к варенью к творожку, как, впрочем, и к "бананчику", в итоге добавились "печенько", "сушечки" и т.п. Супчик тоже оказался с картошечкой и с кашкой...
- Другие овощи вы даете?
- А какие можно? - у нее аж глаза расширяются.
А я прекрасно помню, как медсестра рассказывала ей, какие овощи давать и как готовить.
Кстати, перед тем, как начать осмотр, я с трудом выставила из детской бабку - она ростом с меня, но в ширину... в общем, такие люди вселяют в меня оптимизм - я не самый толстый человек на свете, и вполне могу держать свои размеры под контролем.
детство

О литературно-токсическом. /Смотрите, какая прелесть!

Оригинал взят у sublieutenant в О литературно-токсическом
    Последнюю неделю испытываю какое-то
      непреодолимое отвращение к литературе.
      За что ни берусь - откладываю спустя пару
      страниц или упрямо грызу какое-то время,
      чтоб потом все равно заскрежетать зубами
      и навсегда закрыть. Передозировка
      литературы в организме?

                                   Эпиграф



 ОТРАВЛЕНИЕ

   Из прихожей резко пахнуло корвалолом. Антон Васильевич поморщился. В таких прихожих непременно пахнет корвалолом, точно его специально разбрызгивают перед приездом «скорой». Может, из-за запаха, а может, из-за чего-то иного прихожая, в которой Антон Васильевич никогда прежде не бывал, мгновенно показалась ему знакомой, удивительно похожей на те сотни прихожих, в которых он был до того. Старое зеркало с отбитыми углами, торжественно восседающая на вешалке пыжиковая шапка с полысевшими ушами, польская люстра с цветочками, ложка для обуви с лошадиной головой, на морде которой застыло навечно какое-то глупое лошадиное изумление…

Collapse )

детство

Блокадная быль - история о спасении

Оригинал взят у karhu53 в Блокадная быль - история о спасении
Блокадная быль - история о спасении
Оригинал взят у piterskiy_vedun в Блокадная быль - история о спасении
Сам факт Блокады породил совершенно уникальный полулитературный жанр – рассказы-были о Чудесном Спасении. Полулитературный – потому что вся «литературщина» здесь, в сущности, зависит только от личности рассказчика, без пресловутого «человеческого фактора» получается документалка. Ведь всё это – чистая правда, это было на самом деле. Этот мощный фактор заставляет забыть о том, что само по себе словосочетание «Чудесное Спасение» звучит слащаво и претенциозно и вообще отдаёт святочным рассказом.

Конечно, никакой слащавости и претенциозности не может быть там, где это самое спасение является в виде высохшего куска белой булки, забытого когда-то ребёнком в ящике с игрушками; съедобных ёлочных украшений, так же забытых на антресолях за скорбными военными хлопотами (до ёлок ли?..), всех этих конфет, пряников и орехов, пылившихся себе в коробке, а потом спасших жизнь целой семьи; заныканной когда-то на шкафу бутылки водки (целое богатство – на неё можно было выменять аж буханку хлеба)… Это нам, избалованным и циничным, здесь и сейчас кажется, что всё это – какая-то ерунда и спасти по-настоящему никого не может. Но кто из нас, будем откровенны, испытывал когда-нибудь настоящий, всамделишный голод – не здоровый аппетит, а именно голод, многодневный, лютый, страшный, от которого всё болит даже во сне, а потом начинается кровавый понос, а потом человек ложится и больше уже никогда не встаёт? Блокадники до сих пор знают, что самое страшное – это когда вот так лёг, чтобы уже не встать, лёг умирать, как зверь… Вот это уже совершенно необратимо, поэтому необходимо до последнего сопротивляться – ходить, пытаться что-то делать, да хоть просто раскачиваться на месте – всё лучше, чем лежать, оцепенев и сдавшись, ещё не окончательным мертвецом, но уже не живым человеком…


Collapse )