dobriydoktor (dobriydoktor) wrote,
dobriydoktor
dobriydoktor

Categories:

Не мои стихи

Оригинал взят у fiona_amos в Не мои стихи
А ничего особенного не случилось.
И вот мы сидим на моей кухне,
На которую полстраны обвалилось,
А лампочка вспыхнула, но не потухла.

***
Вспомнить что ли, как все начиналось?
Никто ж помнит. Ну, значит, представим,
что музыка пела, а потом оборвалась,
оркестр убит, дирижёр ранен.
Публика бестолковая – вроде нас с тобою,
Лишь бы в антракте в буфет протолкаться.
Протолкались – а там раздают обойму,
И можно выйти, но лучше – остаться.
И мы остались. Хотя вообще-то
Могли бы и выйти. Но что там, снаружи?
Жарко и солнечно, если лето.
Если же нет, значит, снег или лужи.
Снаружи шумно. Нас не забыли
Ни репортёры, ни живодёры.
Нас пожалели, нас полюбили,
Но мы не жертвы, мы хроникёры.
***

А значит, садись и записывай, что
В году, далёком от Рождества Христова,
Мы пока еще живы, не снимаем пальто,
Ко всему и всегда готовы.
Укажи, что сегодня на ужин чай,
В нём лимон, на столе два банана.
Что будильник можно уже не включать.
Всё равно мы встаём рано.
Напиши, что на завтра опять мороз.
Значит, будут видны звёзды,
Значит, завтра займёмся просмотром звёзд.
Всё равно мы ложимся поздно.
Про трамваи, что ходят по расписанию,
Иногда опаздывают, но мы не злимся.
Что в голове куски из Писания,
В тяжёлый клубок сплелись.
«Любите друг друга», «Не убий»,
«Почитай и мать, и отца».
Напиши, что здесь умеют терпеть-
Претерпевать до конца.

А в конце напиши, что Бог есть свет.
Мелким шрифтом, просто, без пафоса.
И пускай это будет на всё ответ.
Наш последний рубеж перед хаосом.
***

Нет, мы не жертвы, но бывает страшно,
Тогда неплохо бы помолиться.
Ты атеист или верующий – неважно.
Вот икона Нестора-Летописца.
***

Знаешь, я ведь люблю тебя очень.
За то, что ты здесь, на моей кухне.
Дом хоть и старый, но очень прочный,
Дом ни за что не рухнет.

Алиса Федорова

Убивают – не убивается,
За последнюю держится жилку.
И, поддета уже на пику,
Не сдаётся, сопротивляется

Эта плоть, этот заговор клеток,
Клетка с клеткой склеены крепко
Липкой кровью, артерий сеткой,
Километрами прочных сеток.

Не железом – живыми телами
Подпираются своды города,
Руки-скрепы белы от холода,
Неподвижные ноги-сваи

По колено в родном бетоне.
Цепи взглядов – элетропровод,
Как засов, молчаливый рот,
Стерегущий кричащие стоны.

Вдох и выдох – заряд и взрыв.
Из дырявой грудины города,
Хриплый свист - а он всё ещё жив,
Вопреки и огню, и холоду.

Алиса Федорова

Предавшие.
Предайте нас совсем.
Во дни сомнений и во дни гонений,
Без пафосных натужных объяснений
Своих многоходовых пошлых схем -
Предавшие.
Предайте нас совсем.

Сбежавшие.
Бегите поскорей.
Хватайте сумки, ящики, тележки,
Меняйте коды, опасайтесь слежки,
Кивайте на родителей/детей -
Сбежавшие.
Бегите поскорей.

Оставшиеся.
Что мне вам сказать?
Вы - идиоты. Нас сожрет эпоха.
Заткнись, - ответят, - без тебя неплохо.
А дальше только молча всех обнять
И так стоять.
Ни выдоха. Ни вдоха.
Оставшимся мне нечего сказать.

Но где-нибудь.
В главе "Пожар утих"
Все встретятся.
Я это предвещаю.
Жизнь страшно распадется: на своих
И - тех, других, которых не узнаю.
О них - ни строчки.
Ничего о них.

Екатерина Сокрута

С Новым годом, моя Родина.
С новым годом.
С новой ротой и новым взводом.
Белым бинтом и ярким йодом,
Новым громом и новым «градом».
Каждой школой, двором, детсадом,
Новым Раем и новым Адом.
С новым годом, моя бессмертная,
Несгибаемая, бесстрашная.
Разделенные километрами,
Все твои остаются нашими.
Нас не взять – ни живьем, ни пленными.
Тьма сгущается – воет, злится ли,
Но Господь стоит с убиенными.
Не с убийцами.
Этот тезис простой, бесхитростный,
Стоит «нации как идеи».
Нас бы сжечь – за инакомыслие.
Только где им.

Екатерина Сокрута

Когда отцветают «Гвоздики», «Тюльпаны»,
падают самолёты, бушуют донецкие «Смерчи», –
о, только не уезжай. Будь городским сумасшедшим.
В конце войны я окончательно стану вещью,
вещью
в
тебе.
Теперь не будем дёргаться. Время стеречь дом,
время беречь тело от модных униформ.
Не рыпаться, если услышим щелчок.
Страх всегда прячется за зрачок.
И на дне твоих тёмных – темнеющих! – глаз
прочитаю, что смерти нет и что кто-то всех спас
от войны, от любви,
от того, что не перестаёт.
Мы, городские сумасшедшие,
знаем всё наперёд.

Мария Панчехина

Tags: город, мой город, не мои стихи
Subscribe

  • (no subject)

    Меня Господь благословил идти, Брести велел, не думая о цели. Он петь меня благословил в пути, Чтоб спутники мои повеселели. Иду, бреду, но не гляжу…

  • (no subject)

    medgyna Facebook post Письма от ангела 1. Господи, здравствуй. Пишет Твой ангел Фима. То есть, Ефимий, но речь сейчас не об этом.…

  • "Дороги" Дмитрий Хворостовский (4.2003)

promo dobriydoktor august 20, 2013 20:40 11
Buy for 50 tokens
Иду снова с бисером синим Лукошками заняты руки И снова товарищи свиньи Приветствуют радостным хрюком. Это мне подарили ​*хвастаеццо*. А этим - ответили в комментариях: Porco порции ждет ежедневной, Margaritas по нраву ему, Не расстроишь тирадою гневной, Пни скорее его по... в... корму... :)…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments