dobriydoktor (dobriydoktor) wrote,
dobriydoktor
dobriydoktor

Categories:

Легенда об оборотнях-обрастающих-халатами

Оригинал взят у holesika в Легенда об оборотнях-обрастающих-халатами

Давным-давно я обещала другу надятлить эту легенду, да все руки не доходили или времени не было...
Дорогой барон, эта легенда для тебя!

:))

Легенда об оборотнях-обрастающих-халатами.
 


Много есть всевозможных легенд, но, будучи прямым потомком врачей и 
будучи наслышана об оборотнях-обрастающих-халатами от своего деда, я
положила себе записать сию историю, в подлинности коей не может быть
сомнений.
     Знайте же, что в Тяжелые времена владетелем нашей страны был 
Правитель хилый и лукавый, и этого Правителя можно со всей справедливостью
назвать человеком необузданным и безбожным. Люди простили бы ему все его
прегрешения, ибо святые не часто встречаются в наших местах, но в натуре
Правителя была наклонность к безрассудным и  жестоким шуткам, что и сделало
имя его притчей во языцех.
Случилось так, что этот Правитель невзлюбил (если только можно назвать 
его темную страсть столь чистым именем) врачей.
Но доктора, известные своей скромностью и добродетелью, страшились 
одного его имени и всячески его избегали. И вот однажды, а это было в Михайлов
день, Правитель отобрал из своих приспешников шестерых, самых отчаянных и
беспутных, прокрался бесплотной тенью и, зная, что больницы никто не охраняет,
выкрал самых лучших и умелых врачей. Вернувшись в Правитель-холл, он
спрятал своих пленников в одном из подземных покоев, а сам, по своему обычаю,
стал пировать со товарищами.
Несчастные доктора чуть не лишились ума, слыша пение, крики и 
страшные ругательства, доносившиеся сверху, ибо, по свидетельствам тех,
кто знал Правителя, он был столь несдержан на язык во хмелю, что, казалось,
подобные богохульные слова могут испепелить  человека, осквернившего ими
уста свои. Под конец страх довел докторов до того, что они отважились на
поступок, от коего отказался бы и самый ловкий и смелый трюкач, а именно:
проползли по осыпающемуся подземному ходу, вырытому монахами-
францисканцами ещё три века назад, под рекой, выбралисьна поверхность и
побежали через  болото в родную больницу, отстоявшую от Правитель-холла
на три мили.
По прошествии некоторого времени Правитель оставил гостей  с  
намерением отнести своим пленникам еду и питье, а может статься, в мыслях у
него  было и нечто худшее (например, хотел заставить докторов лечить только
себя и своих приспешников), но увидел, что клетка опустела и птички вылетели
на волю.
И тогда его обуял дьявол, ибо, взбежав вверх по лестнице в  
пиршественный зал, он вскочил на стол, разметал фляги и блюда и поклялся во
всеуслышание отдать тело свое и душу силам зла, лишь бы настигнуть беглецов
и самолично их придушить. И пока подручные стояли, пораженные бушевавшей
в Правителе яростью, один из них, самый бессердечный или самый хмельной,
крикнул, что надо пустить сыщиков-боберманов по следу, поймать докторишек
и заставить их бесплатно лечить всех присутствующих. А если кто откажется или
начнет саботировать, то тех сажать на кол.
Услышав такие слова, Правитель выбежал из замка, приказал  конюхам 
оседлать его вороной ЗИМ, спустить свору боберманов и, дав им понюхать
белые халаты, сброшенные врачами, поскакал следом за громко лающей
сворой по залитой лунным светом дороге.
     Сотрапезники его некоторое время стояли молча, не  уразумев  сразу, 
из-за чего поднялась такая суматоха. Но вот до их  отуманенного винными
парами рассудка дошло, какое черное дело будет содеяно в больничных
палатах. Тут все закричали: кто требовал коня, кто пистолет, кто еще бочонок
вина. Потом, несколько одумавшись, они всей компанией, числом в тринадцать
человек, вскочили на свои машинки и присоединились к погоне.
Луна сияла ярко, преследователи скакали все в ряд по тому пути, каким 
по их расчетам, должны были бежать врачи, если они имели намерение
добраться до родной больницы.
     Проехав милю или две, они повстречали гаишника, разбирающегося с 
нарушителем правил дорожного движения, и  спросили его, не видал ли он
погоню. А тот, как рассказывают, сначала не мог вымолвить ни слова от страха,
но потом все же признался, что видел несчастных врачей, по следам коих
неслись боберманы. 
- Но я видел и нечто другое, - присовокупил он.  – Правитель проскакал 
мимо меня  на вороном ЗИМе, а за ним молча гналось чудовище, и не дай
мне боже увидеть когда-нибудь такое исчадие ада у себя за спиной!
     Пьяные сквайры обругали гаишника и поскакали дальше. Но  вскоре  
мороз пробежал у них по коже, ибо они услышали топот шин, и вслед за тем
вороной ЗИМ, весь в пене и обломанных ветках,  пронесся мимо них без
водителя и с вырванным рулем. Беспутные гуляки сбились в кучу, обуянные
страхом, но все же продолжали путь, хотя каждый из них, будь он здесь один,
без товарищей, с радостью повернул бы свою машинку вспять. 
Они медленно продвигались вперед и наконец увидели боберманов. Вся 
свора, издавна славившаяся чистотой породы и свирепостью, жалобно
повизгивала, теснясь у спуска в глубокий овраг, некоторые боберманы крадучись
отбегали в сторону, а другие, ощетинившись и сверкая глазами, порывались
пролезть в узкую расселину, что открывалась перед ними.
    Преследователи остановились, как можно догадаться, гораздо более 
трезвые, чем они были, пускаясь в путь. Большинство из них не решалось
сделать вперед ни шагу, но трое самых смелых или же самых хмельных
направили машинки в глубь оврага. И там взорам их открылся заброшенный
пустырь, а на нем виднелись две большие кирпичные развалины, оставшиеся
здесь еще с царских времен. Такие развалины попадаются на пустырях и по
сию пору.
Луна ярко освещала пустырь, посреди которого лежали  бездыханные тела 
врачей, скончавшиеся от голода и истощения. Но не при виде бездыханных тел
и не при виде лежащего рядом тела Правителя почувствовали трое
бесшабашных гуляк, как волосы зашевелились у них на голове. Нет! Над 
Правителем стояло мерзкое чудовище - огромный, белой масти зверь, сходный
видом с собакой, но выше и крупнее всех собак, каких когда-либо приходилось
видеть смертному. На чудовище был белый халат, белая шапочка и пенсне, а
с его лохматой шеи свешивался стетоскоп. И это чудовище на глазах у всех
вырезало у Правителя сердце и бросило его в трясину, а затем, повернув к
зрителям свою ужасную морду, сверкнуло горящими глазами.
- Следующий! – рявкнуло чудовище. – Подходите, раздевайтесь! 
Тогда все преследователи вскрикнули, обуянные страхом, и, не переставая  
кричать, помчались во весь опор по болотам. Один из них, как говорят, умер в
ту же ночь от инфарктия, не перенеся того, чему пришлось быть свидетелем, а
двое других до конца дней своих не могли оправиться от столь тяжкого
потрясения и закончили свои дни в отделении для буйнопомешанных.
- Вставайте, - приказало чудовище, когда преследователи исчезли из 
вида, и слегка укусило каждого из лежащих врачей.
И тогда зашевелились бездыханные тела, но с ними начались странные 
трансформации –  они стали стремительно обрастать белыми халатами и
шапочками прямо из кожи, а на шеях у них появились стетоскопы. Не обращая
внимания на чудовище, доктора разбрелись в разные стороны.
В ту ночь произошло несколько аварий в окрестностях города, но в них 
никто не погиб – на местах самых страшных трагедий неизвестно откуда
появлялись врачи в идеально чистых белых халатах. Эти врачи оказывали
помощь пострадавшим и, когда к месту аварии приезжала карета «Скорой
помощи», участники аварий чувствовали себя прекрасно, а неизвестные
доктора успевали исчезнуть бесследно.
 
Никто в ту ночь не заметил, как студентка-второкурсница, услышав 
подозрительный шум, выглянула наружу, но не удержалась и выпала из окна
двенадцатого этажа своего общежития. Угасающим взором она успела заметить
странного человека в белом халате, который быстро склонился над ней и
внезапно вцепился в её руку зубами.
Наутро девушка с трудом вспомнила подробности ночного кошмара – ей 
снилось, что она куда-то торопилась, бежала и не могла догнать незнакомого
человека в белом халате. Странно, но её совсем не удивлял тот факт, что она,
будущий юрист, почему-то тоже разгуливала в белом халате по улицам…
Приснится же такое!
А когда начали сгущаться сумерки, девушка почувствовала странный зуд. 
Подойдя к зеркалу, она заметила, что на её коже появился какой-то странный
белый налёт, а неведомое ранее чувство манило её на улицу. Девушка знала,
что ей срочно нужно бежать на северо-запад, там её ждут…
 
Спустя много лет, молодой офицер, находясь в чужой стране, затухающим 
взором смотрел в звездное небо. У него не хватало сил даже моргнуть, а
камуфляж, насквозь пропитанный кровью заскорузло топорщился на его груди.
«Как глупо…», - мелькнула в голове офицера ускользающая мысль.
- Привет, - услышал офицер непривычную для этих мест, но родную речь. 
– Можно тебе помочь?
«Глюки», - подумал офицер. 
- Молчание – знак согласия, - звонкий женский голос не давал ускользнуть 
остаткам сознания.
Офицер почувствовал, как в его руку впились острые зубы.
- Сдурела? – возмутился офицер и сел. – Ты чего кусаешься? – и он 
уставился на молодую женщину в белом халате, которая выглядела неуместно
в этой дикой местности.
- Вставай. Чего разлегся? – женщина оставила вопрос без ответа, словно 
не услышав его.
- Я умираю, - пробормотал офицер.
- Да ты что? – с улыбкой спросила женщина. – Ка-ак интере-есно…
- Кхм-гм, - откашлялся офицер и удивился, не почувствовав боли в груди, 
которая стала привычной за последние полчаса. – Издеваешься? –
поинтересовался он и осторожно дотронулся до своей груди.
Страшной раны не было, на её месте образовывалась тонюсенькая 
плёночка молодой кожи. Кровь уже не сочилась, да и чувствовал себя офицер
совсем не мертвым, а очень даже живым. Офицер пошевелился; ноги двигались,
руки тоже, да и боль ослабла настолько, что ею можно было пренебречь.
- Хватит шланговать, - произнесла женщина, нагнулась и что-то вытащила 
из-под огромного валуна, возле которого и лежал офицер.
- Ты кто? Как тебя зовут-то? – заинтересовался офицер, не собираясь 
подглядывать за своей спасительницей.
- Слушай, вот там, - женщина махнула рукой, указывая направление, - … 
двое ваших раненых. Им нужна помощь, - и она сунула в руки офицера предмет,
который извлекла из-под валуна.
Загадочный предмет оказался обыкновенной военной аптечкой. Возможно, 
даже его, Влада, аптечкой, которая где-то затерялась во время боя.
- Перевяжи их, - посоветовала женщина. – И вызывай вертушку.
- Подожди! Ты кто? Имя у тебя есть? – спросил офицер, поднимаясь на 
ноги.
- Ещё встретимся, - пообещала женщина и исчезла.
Словно и не было её. Был он, Влад, была эта чужая страна, была аптечка 
у него в руке, были сослуживцы именно там, где и было указано, был слабый
цветочный запах духов… А женщины не было!
 
За стеной, в ночной тишине, заворочалась девочка. Влад насторожился и 
прислушался – дыхание ребенка изменилось, да и писк монитора тревожно
сигнализировал об участившемся сердцебиении. Он вскочил с кровати,
моментально обрастая белым халатом…
 
     Таково, друзья мои, предание об оборотне-обрастающем-халатом. И 
если я решила записать его, то лишь в надежде на то, что знаемое меньше
терзает нас ужасом, чем недомолвки и домыслы.
И пусть же не оставит нас провидение своей  неизреченной  милостью, 
ибо оно не станет поражать невинных.


Tags: для радости, красота, медицина, перепост
Subscribe
promo dobriydoktor august 20, 2013 20:40 11
Buy for 50 tokens
Иду снова с бисером синим Лукошками заняты руки И снова товарищи свиньи Приветствуют радостным хрюком. Это мне подарили ​*хвастаеццо*. А этим - ответили в комментариях: Porco порции ждет ежедневной, Margaritas по нраву ему, Не расстроишь тирадою гневной, Пни скорее его по... в... корму... :)…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments